Для пользователей


Уже работаете с нами?

войти   Регистрация Напомнить пароль

ГлавнаяЖурнал КалугахаусИндекс состояния рынка (№17) — Алексей Каргашин о туризме в Калужской области

Алексей Каргашин о туризме в Калужской области

Собираясь в туристическую поездку или служебную командировку, люди, как правило, заранее составляют для себя какой-то, пусть и пунктирный, но все же план — где жить, куда сходить, чем заняться. А составляется он обычно на основе опыта и советов уже побывавших в этом месте людей. И хорошо, если это будут реальные друзья или знакомые, а не клакеры с интернет-форума. А лучше всего обратиться к кому-то из друзей среди местных — он уж точно все расскажет-покажет, а возможно и пожить разрешит. Этот вариант всем хорош, но есть одна загвоздка — такого друга может попросту не оказаться. И в этой ситуации на помощь путешественнику готовы прийти туристско-информационные центры — специальные пункты или сервисные службы, где можно получить полезные сведения о достопримечательностях, интересных мероприятиях, экскурсионных маршрутах, гостиницах, транспорте и многом другом. Зачастую там же можно обзавестись сувенирами, буклетами и путеводителями, причем часть туристических материалов можно получить бесплатно. Обычно такие центры находятся, что логично, в популярных и оживленных частях более или менее крупных европейских и российских городов. Есть свой ТИЦ и у нас. Называется он «Калужский край», а учредителем выступает Министерство культуры и туризма Калужской области. Занимаются здесь информационной поддержкой туристов, т. е. изготавливают путеводители, буклеты, поддерживают работу сайта и разрабатывают экскурсионные маршруты. Но с плодами этой деятельности знакомы в основном посетители профильных выставок... Об этом и многом другом мы говорим с заместителем директора ТИЦ «Калужский край» Алексеем Каргашиным.


— Алексей, выставки — это одна из ваших основных задач?

— Да, обычно именно мы представляем Калужскую область на различных туристических форумах.

— Российских или международных?

— Вообще, международных, но мы по Лондонам и Парижам не ездим, потому что понимаем, что у нас есть неохваченный рынок. И это прежде всего Москва. При этом мы посещаем ­те самые международные туристические выставки, когда они проходят в Москве или Санкт-Петербурге. Кстати, когда на какой-нибудь выставке ко мне подходит человек и начинает снисходительно улыбаться и спрашивать: «Ну что у вас там происходит?» — это, по-любому, оказывается калужанин, приехавший в столицу на заработки. А когда начинаешь ему рассказывать, у человека возникает легкий шок — он не ожидает такого масштаба.

— В каких направлениях еще вы работаете?

— Помимо создания и разработки туристических материалов, мы также занимаемся организацией рекламных и пресс-туров. Есть у нас и социальные проекты — это экскурсионные «прогулки выходного дня» по Калуге. Правда, в этом случае нам пришлось несколько подкорректировать их формат. Изначально у нас была практика приглашать всех, кто захочет. В итоге наш двадцатиместный автобус раз от раза заполнялся одними и теми же бабушками и дедушками, и когда мы говорили, что в этот раз не можем их принять, начинался поток жалоб. Сейчас список участников таких прогулок мы составляем сами, включая в него образовательные учреждения, рабочие и другие группы. Одной из важнейших задач лично я считаю создание специальной информационной точки для туристов, поскольку наш центр расположен не совсем правильно. В идеале он должен иметь прямое сообщение с пользователями. Мы должны находиться на какой-то часто посещаемой, «топовой» городской улице, чтобы турист мог случайно наткнуться на нас. Такая туристская точка в первую очередь должна отвечать двум критериям — работать без выходных и иметь возможность работать еще хотя бы с английским языком. Кто-то считает, что такие начинания в век технологий не нужны, но я по себе знаю, что, готовясь к поездке, ты можешь доверять только крупным источникам вроде «Афиши», TripAdvisor и Booking.com. Вряд ли кто-то всерьез ориентируется на региональные ресурсы, да еще и работающие от лица городской администрации. А когда на такой точке ты можешь вживую пообщаться с представителями, получить информацию и необходимые материалы (часть — бесплатно, часть — платно) — это гораздо удобнее. Пока же ситуация такая: мы снимаем помещение, не совсем пригодное для нашей работы. Когда мы привозим буклеты, например, на семинары, где собираются другие туристско-информационные центры, нам говорят: «Крутые у вас буклеты, а где они распространяются?» Человек их может получить либо на выставке, либо по электронной почте — я высылаю их всем желающим, кто мне пишет в социальных сетях. Сейчас мы налаживаем взаимодействие с гостиницами — там мы хотим разместить стойки с бесплатными отрывными картами. Еще мы снимаем ролики. Один, зимний, уже готов. Он посвящен в основном Калуге, а следующий — летний — будет представлять нашу область в целом. Будет также отдельный ролик обо всех наиболее интересных событиях региона. Он появится в начале следующего года и охватит все мероприятия от зимы до зимы.

— Как происходит ваше взаимодействие с властью?

— Мы часто участвуем в различных заседаниях в качестве экспертов. Например, сейчас есть проект по навигации, предполагающий появление qr-кодов на всех  достопримечательностях. Когда люди из администрации считают, что «Калужский край» им необходим, они нас приглашают, мы высказываем свою позицию, происходит обмен мнениями.

— Откуда в наш регион идет основной поток туристов?

— Главный поток идет, конечно, из Москвы. Это такие «туры выходного дня», когда человек приезжает самое раннее в пятницу вечером, а в воскресенье уже уезжает. Еще есть люди, живущие у нас на дачной территории — они, по большому счету, тоже приезжают сюда отдыхать, тратят здесь свои деньги. Благодаря таким людям поддерживаются некоторые интересные проекты вроде музея Жарова в Тарусе.

— Хватает ли у нас возможностей для размещения туристов?

— В основном хватает, но есть определенный недостаток в более ­дешевом, и при этом качественном съемном жилье. У нас работает, насколько мне известно, всего один хостел. Хотя лично я, например, все больше склоняюсь к квартирам — это получается дешевле, особенно если едешь с компанией (только документы надо правильно оформить, это отдельная история). Тем более что практически все приличные объекты уже находятся на крупнейших сетевых площадках бронирования, так что найти себе жилье особого труда не составляет.

— Как в Калуге обстоят дела с иностранным туризмом?

— Прямой связи с иностранным потоком у нашего центра нет. Однако сейчас мы готовим материалы, в том числе и на английском. Интерактивную карту мы уже перевели в конце прошлого года, сайт тоже переведен. Дело осталось за версткой. Правда, у меня складывается ощущение, что сами иностранцы сегодня не расположены к туристическим прогулкам по городу и посещению каких-то культурных мест. Они больше любят отдыхать активно либо проводить время в ресторанах.

— А чем вообще Калуга может привлечь путешественников?

— Я выделяю так называемые «города-пятисотники», т. е. города, находящиеся в пределах 500 км от Москвы, и все они конкурируют между собой за столичных туристов. В том, что касается старинных церквей и ­храмов, мы не можем поспорить с теми же Владимиром или Ярославлем. У нас, конечно, есть Оптина пустынь и Шамордино, но у них и так есть свой достаточно независимый поток. Так что я считаю, что на этом поле нам конкурировать не надо. При этом нужно помогать им — ставить туалеты по пути следования, устанавливать вывески, помогать местам питания и размещения, которые хотят открываться рядом. Но главную ставку следует сделать на другое. У нас есть прекрасное наследие советского времени — это Музей космонавтики. Даже многие калужане не знают, что он является первым в мире и самым большим в России. Так что нам нужно развивать космическую тему, причем в самом широком смысле. Вейк-станцию «Гагарин» я бы тоже отнес к этой теме, они активно ее обыгрывают. Кроме того, у нас есть огромный потенциал в силу того, что Калуга сейчас гремит по всей стране за счет инвестиций. Такое количество инвестиций дает сигнал, что мы открыты новым проектам. Это приводит к тому, что к нам приходят, как их назвал губернатор, «безумные люди». По-хорошему безумные. Именно они и создают «Этномир», Парк птиц и Никола-Ленивца. Ведь во многих других регионах проект вроде Николы-Ленивца просто не мог бы появиться. Он был бы непонятен для власти, а то, что непонятно, пугает. Я убежден, что будущее туризма за частными проектами и частными музеями. Я горжусь, что у нас есть такие музеи, как «Берегиня», музей Жарова в Тарусе или Музей ремесла, архитектуры и быта. Я знаю, что несколько подобных проектов сейчас обсуждаются, в том числе и на территории национального парка.

— А у вас не возникает ощущения, что все эти проекты довольно герметичны и не очень влияют на имидж Калуги? Ведь то же «Архстояние» позиционирует себя как арт-деревня Никола-Ленивец в стольких-то километрах от Москвы, а никакой Калуги там как будто и нет.

— Ребята из «Архполиса», рассказывая о своих проектах, всегда упоминают Калужскую область. Руслан Байрамов из «Этномира» тоже всегда рассказывает о том, как он объезжал несколько областей и нигде не получил необходимых условий, а Калужская область предложила ему даже больше, чем он просил. Сейчас уже не столько мы пиарим эти мероприятия, а сколько они нас. При этом, конечно, есть категория публики, которой просто мало что интересно. Они зашорены, и им в принципе не важно, что это за область.

— Как бы вы охарактеризовали понятие «среда, удобная для туризма»?

— Во-первых, для появления такой среды необходимо, чтобы бизнес был готов вкладываться не только в гостиницы и рестораны, но и в объекты культурного развлечения вроде частных музеев и галерей. Но чтобы заинтересовать бизнес, нужны туристические потоки. Получается замкнутый круг, который надо разрывать и при помощи местных жителей, и используя административный ресурс. Здесь я могу привести пример Ярославля, где меценат выкупил несколько объектов в исторической части города. В итоге там возник целый квартал, где приезжающий может поселиться, поесть, купить себе сувениры и экскурсионное обслуживание или просто прогуляться. У нас что-то подобное могло бы получиться в рамках программы «Старый город», например, на улице Воскресенской. Это то место, куда можно просто «нырнуть» из современной Калуги. Правда, атмосфера там уже меняется — появился сквер, перенесли министерство, и теперь вместо рисующих девочек там стоят дорогие машины. Но место все еще можно сохранить, хотя я и понимаю трудности, с которыми сталкивается Горуправа: все эти сотни собственников, не желающие никуда переезжать из центра.

— Существует ли разница или возможно даже конфликт между средой, благоприятной для туристов, и средой, благоприятной для жителей города?

— Я думаю, что никакого конфликта здесь нет. Более того, мы можем разработать сотни буклетов и сделать сотни выступлений о том, как у нас в Калуге все космически круто и как мы развиваемся, но если человек приезжает сюда и знакомится с калужанином, который рассказывает, как здесь все плохо, воруют и нет нормальных дорог, то любые наши ­инфрмационные усилия сходят на нет. Поэтому самое главное — это сделать хорошо жителям, и тогда они будут звать сюда родственников и друзей, писать что-то хорошее о городе в соцсетях и т. д. При этом всегда находятся люди, которые готовы видеть во всем только плохое. Вот мы, например, сняли ролик, выложили его в сеть, а в комментариях кто-то пишет, что вы, мол, сняли все красивое, а «лучше бы Кубяку показали». Понятно, что такие спальные районы есть практически в любой стране мира, но ведь есть и еще что-то. Такие люди не замечают, что делается много хорошего. Я был студентом в начале «нулевых». Тогда в городе не было фонтанов, лавочек нормальных, парков, какие-то молодежные группировки везде. С тем, что есть сейчас, это не сравнить. Например, можно проследить эволюцию «Карповки»: сначала она была чисто студенческая, потом стала маргинальной, появились панки и готы, сейчас там гуляют в основном мамы с колясками или маленькими детьми. Парк культуры и отдыха тоже с тех времен очень похорошел, сейчас там всегда чисто. Появилась своя вейк-станция, горнолыжный спуск...

— Как вы оцениваете с точки зрения туристического пространства пешеходный отрезок Театральной улицы?

— У нас есть программа, регулирующая наружную рекламу, но при этом даже на этом маленьком кусочке Театральной идет настоящая «война» плакатов всех размеров и цветов, перебивающих друг друга, т. н. «визуальный шум» зашкаливает. Можно вспомнить и сгоревшее здание, которое до сих пор там стоит и не ремонтируется. К тому же, там есть и просто пустующие территории. На такой улице должно быть не только торговое наполнение. Но я уверен, что здесь идут живые процессы и какая-то самоорганизация возникнет естественным путем.

— Чего вы ждете от мероприятий, связанных с юбилеем города?

— Во-первых, откроется вторая очередь Музея космонавтики. Я бы хотел его видеть максимально интерактивным. Вообще, я считаю, что он должен быть таким, что когда туда заходишь — тебя подхватывает невесомость. Во-вторых, в городе должна появиться нормальная набережная. Набережная — это одно из первых мест, которые посещает любой турист в любом городе. Она, конечно, должна быть хорошо оборудована, чтобы по ней было приятно гулять, также нужны зеленые насаждения, спасающие от палящего солнца, необходим хороший пляж (например, в Самаре он длиной в 5 км) и должны быть точки общепита, рассчитанные на разные социальные слои. В тех городах, где такие масштабные юбилейные торжества уже прошли, произошел огромный скачок. Чего-то подобного я жду и в Калуге.


Поделиться ссылкой:

Опрос

Планируете ли вы покупку квартиры в ближайшие 6 месяцев?

Планирую купить квартиру в новостройке

Планирую купить квартиру с ремонтом

Планирую продать свою и купить получше

Не планирую, уже все купил

Не планирую, нет финансов

Результаты опроса Все опросы

Новости

Все новости