Для пользователей


Уже работаете с нами?

войти   Регистрация Напомнить пароль

Веломания по-калужски

Создана ли в Калуге необходимая инфраструктура для сторонников двухколесного транспорта? Ответ на этот вопрос мы попытались найти вместе с Дмитрием Зубковым — директором магазина «Веломан», мастером спорта по лыжам и биатлону.


—  Перед встречей я вспоминала самого, пожалуй, известного калужского велосипедиста на все времена — ученого Константина Циолковского, который колесил на своем велосипеде по улицам нашего города. То ли кажется мне, то ли на самом деле ничего с тех пор не изменилось в Калуге, и для велосипедистов так и не была создана соответствующая инфраструктура… А, Дим?

— Ни о какой инфраструктуре не идет речи, к сожалению. Наоборот, мне кажется, мы возвращаемся в прошлое — в пещерное прошлое. Я часто езжу по городам России и Европы и понимаю, что Калуге еще долго предстоит развиваться в этом направлении. В Питере, например, ситуация уже очень близка к просветлению. Сами велосипедисты гораздо более вменяемые, чем у нас.

— И в чем их вменяемость выражается?

— Да хотя бы в том, что все они ездят на велосипеде, надевая специальную экипировку, в частности, шлем. В последнее время участились случаи, когда велосипедистов на дорогах сбивают автомашины, и случаи со смертельным исходом не редкость. Надо отдавать себе отчет в том, что даже велосипедисту-профессионалу на дороге может грозить опасность. 

Лично я по городу передвигаюсь исключительно на двухколесном транспорте. 

— И на нашу встречу тоже на велосипеде приехал? 

— Конечно. Я езжу дерзко, но при этом остаюсь адекватным. Знаю, что езда на велосипеде по тротуарам запрещена (это не так: взрослый велосипедист все же может двигаться по тротуару, не создавая помех пешеходам, если отсутствует велосипедная дорожка и невозможно движение по обочинеприм. ред.), однако я, как и тысячи других, продолжаю ездить именно по пешеходным зонам. 

— Что же заставляет нарушать закон?

— Велосипедист не может нанести серьезного вреда здоровью пешехода, передвигаясь по тротуару. Зато во время езды по проезжей части, велосипедист подвергает опасности собственную жизнь. К сожалению, у нас неадекватные водители. А в этом году так просто бум неадекватности! Стрит-рэйсинг стал настолько популярен, что по вечерам на улицу выходить страшно — не то что ездить. Безопаснее ездить днем, потому как скорости у автомобилей небольшие из-за большого количества пробок. 

— Получается, что у нас и автомобилисты не слишком культурные, да и сами велосипедисты тоже не претендуют на звание высококультурных людей. Как нам изменить ситуацию?

— Я не знаю, что можно сделать — сознание людей нам не изменить.

— Выход один — создавать инфраструктуру. Чтобы каждому было комфортно. Автомобилисту — на проезжей части, пешеходу — на тротуаре, а велосипедисту — на велодорожке.

— Пару лет назад на одной из калужских телерадиокомпаний состоялось обсуждение вопроса создания в городе инфраструктуры для велосипедистов. В присутствии заместителя городского головы, начальника Управления дорожного строительства и ряда других высокопоставленных лиц мы пытались найти решение существующей проблемы. Обсуждение в итоге зашло в тупик. Проезжая часть у нас и без того тесная, да и тротуары предельно узкие. Сужать их еще больше для того, чтобы создать велодорожки нельзя. В общем, не светит нам ничего. 

— Со стороны властей милости ждать не приходится?

— Нечего на них роптать. Ну, а что они могут сделать? По идее, они говорят, что за счет автодорог можно велосипедные дорожки организовать, но тогда и без того узкие автомобильные магистрали будут урезаны. У нас не думают о том, что велодорожки эти магистрали в итоге разгрузят — часть водителей пересядет на велотранспорт. Конечно, не слишком велика вероятность, что серьезный человек, живущий в режиме нон-стоп, захочет крутить педали и передвигаться на велосипеде между офисом, домом и многочисленными местами деловых встреч, но шансы все же есть. И, естественно, ни для кого не станет аргументом тот факт, что мэр Лондона ездит по столице Великобритании на велосипеде. Представьте себе московского мэра в этой роли. У всех разрыв шаблона случится. (Смеется). 

— До того, чтобы власти пересели на велотранспорт, нам еще далеко. Но обычных-то людей, приобщенных к велодвижению, полно. Те же власти могли отдать им часть широкого тротуара на улице Кирова. 

— Теоретически это возможно, да и то не на всем ее протяжении. Но смысл состоит не в том, чтобы человек рассекал на велосипеде по центру города туда-обратно. Это должна быть сеть велодорожек, по которым можно ездить, используя велосипед в качестве транспортного средства. Все должно быть организовано так, чтобы человек с легкостью мог добраться из пункта А в пункт В. 

Сколько подобных примеров существует в Европе! Там, правда, велосипедное движение развито совсем на другом уровне.

— Мой знакомый недавно вернулся из Нидерландов. В восторге! Говорит, за два дня исколесил весь Амстердам на велосипеде.

— Да так везде в европейских городах, даже самых маленьких. Взять Италию, например. Помню, въезжаешь в какую-нибудь провинцию и понимаешь, что сплошь окружен велосипедистами и лишь изредка замечаешь проезжающие мимо автомобили. В Цюрихе вопрос тоже очень лаконично решен — велодорожки очень гармонично вписаны в окружающую действительность. 

Но больше всего в этом плане меня порадовал ­Гамбург, где к 2018 году планируют полностью отказаться от автомобильного движения в центре города. 

— Общество к этому готово.

— Конечно. О том и речь. Калужанам до этого пока очень далеко. Не знаю, что нужно сделать с сознанием, чтобы человек добровольно пересел с джипа на велосипед.

— Не будем о грустном. Лучше скажи, есть ли в городе площадки, где велосипедист все-таки может почувствовать себя комфортно?

— Так как городская среда мало приспособлена, приходится выезжать за ее пределы. Любое бездорожье, любая тропинка вдоль Оки становится местом велопрогулки, от которой получаешь огромное удовольствие. Нужен простор, полет души. В ближайших планах у меня поездка во Дворцы к месту знаменитой уже диорамы. По асфальту мой путь будет проходить только на выезде из города. Дальше — вдоль Оки, Угры. Такое удовольствие! По городу я кататься не люблю. Здесь велосипед для меня является исключительно средством передвижения, экономящим время.

— А мне кажется, основная масса наших велосипедистов любит в бору кататься. Там ведь теперь еще и навигация есть.

— Да, там многие катаются. А навигация — это прекрасно. Одна только идея, автором которой, кстати, является Евгения  Бутко, заслуживает уважения. Бор — это городская черта, а в любом городе должны быть ориентиры. Я в бору регулярно катаюсь и на вопрос «в какой стороне Калуга?» мне приходится отвечать довольно часто. 

Так что создание навигации, пусть и несовершенной пока, — это некий прорыв. 

— Еще одним таким прорывом можно назвать площадку для велосипедистов-экстремалов, которую построили на «Шарике».

— В других городах подобные комплексы появились уже давно. В Калуге только года два назад. Но это в любом случае можно расценить как некий очень серьезный прорыв для нашего города.

— Однако вывод из нашей беседы все равно неутешительный: велоинфраструктуры как таковой в городской черте нет и не будет.

— Да будет когда-нибудь, но это вопрос времени. И сколько времени должно пройти до этого волшебного момента, предсказать не возьмусь…


Поделиться ссылкой:

Опрос

А вы готовы сегодня взять ипотеку?

Да, готов, жить-то надо где-то

Нет, очень дорого, не потяну

Мне она не нужна, я все покупаю за кэш

Я уже взял и рад этому

Я уже взял и не рад

Результаты опроса Все опросы

Новости

Все новости