Для пользователей


Уже работаете с нами?

войти   Регистрация Напомнить пароль

добавить объявление

Чем Калуга покоряла «АРХМоскву»?

Центральной площадкой выставки в московском Манеже стала ротонда из деревянных брусков, где обсуждались перспективы Калужской области как региона, интересного не только своей экономикой

Текст: Кирилл Гусев

Калужская область стала специальным гостем 24-й международной выставки архитектуры и дизайна «АРХ Москва», которая прошла в середине мая в ЦВЗ «Манеж». Традиционно архитектурным делам в городе уделяется не так много внимания — люди не видят особой ценности ни в новых, ни в старых зданиях, а власть не рассматривает архитектуру как средство решения экономических и политических задач. В Калуге уже много лет нет главного архитектора, и хотя городской голова Дмитрий Разумовский пытается решать общественно значимые вопросы через Градостроительный совет, персональной ответственности за облик города никто не несет. Что уж говорить о таких тонких материях, как городская среда? По данным опросов Калугахауса, удовлетворительным калужское благоустройство считает лишь пятая часть горожан. При этом формально Калужская область по качеству благоустройства находится в числе лидеров: весной Минстрой поставил регион на третье место в рейтинге по реализации нацпроекта «Формирование комфортной городской среды».

В документах министерства понятие «городская среда» фактически приравнивается к благоустройству города. Это не захватывает работу с градостроительной документацией и почти не захватывает объектную архитектуру. Хотя зачастую общественные пространства обрамляются именно объектами. 

Одним из критериев этого рейтинга, кстати, стало наличие в области Центра компетенций по вопросам городской среды. И в Калуге такой есть — созданный в конце 2018 года, он даже получил собственное название: ТОЛК. Здесь и амбиции, и спрятанная аббревиатура «Калужская область», и необходимость толкать вперед всю неповоротливую средовую историю. Возглавил ТОЛК молодой московский архитектор Александр Томашенко. На резонный вопрос, для чего руководителю бюро, одному из лидеров «новой волны» и вполне обеспеченному человеку должность чиновника, Александр отвечает просто. Кардинально улучшить состояние городской среды в Калужской области — интересная, амбициозная и вполне реальная задача. И задача именно для менеджера-архитектора, не просто творца. Так что главный мотив — самореализация.

Выход в свет

Именно Александр с коллегами придумал и реализовал центральный стенд выставки «АРХ Москва» — деревянную ротонду, отсылающую и к знаменитой работе Александра Бродского в Николе-Ленивце, и к логотипу Калужской области, а заодно позволившую разместить 360-градусную презентацию. Посетители выставки были впечатлены: достаточно сказать, что свою лекцию здесь провел обладатель титула «Архитектор года — 2018» Тотан Кузембаев, а стенд получил специальную премию жюри. Открывал экспозицию «Калужская область — территория будущего» первый заместитель Губернатора области Дмитрий Денисов. Был здесь и главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов, они о чем-то долго говорили с Дмитрием Разумовским. 

Однако главным, что Калуга представила на «АРХ Москве», была все же не ротонда. Регион, который известен в основном работой с инвесторами и производственными площадками, решил сделать ставку на человеческий капитал. Ведь весь экономический смысл инвестиций в городскую среду — конкуренция за высокооплачиваемых профессионалов, которых уже не держат государственные границы. Большинство специальностей, которые включены в «Атлас новых профессий», не требуют личного присутствия на рабочем месте. А все, что таким сотрудникам нужно от города — безопасность, удобство и качественная инфраструктура. Жить в европейском мегаполисе, где это все уже присутствует, готовы не все, и поэтому тихая маленькая Калуга, не утратившая свое мещанское очарование, вполне имеет шансы в глобальной борьбе за ценные кадры.

Вот и пришлось Дмитрию Разумовскому рассказывать архитекторам и урбанистам — творческой, но скептичной аудитории, — о перспективах Калуги как города будущего. Кроме него, в сессии участвовали эксперт Минстроя РФ Евгения Муринец, советник Президента Татарстана Наталия Фишман-Бекмамбетова, урбанист Юрий Шередега. Муринец — одна из авторов идеи создания центров компетенции в регионах, и именно она познакомила Анатолия Артамонова и Александра Томашенко. Сейчас в стране действуют около 30 центров, но калужский стоит особняком. Большая часть специалистов, имеющих достаточный уровень компетенции, работает в крупных городах, и мотивировать их переехать «на село» — непростая задача. Без поддержки руководства региона просто невозможная: пришлось искать место в организационной структуре, выбивать ставки, формировать бюджеты. Центр должен быть консорциумом приглашенных и местных архитекторов, который анализирует каждый значимый проект, пытаясь повысить его качество. Эта схема уже давно применяется в объектной архитектуре (например, в Москве-Сити), и относительно недавно — при проектировании общественных пространств (Парк Горького, Зарядье). Кстати, ландшафтный парк Николы-Ленивца тоже создан и развивается благодаря совместной работе российских и иностранных архитекторов. 

А еще одна важная задача именно калужского ТОЛКа — подготовка к 650-летию в 2021 году. Осталось всего два строительных сезона, и начинать новые стройки нет времени. А вот привести в порядок основные общественные пространства можно успеть. Проектная работа ведется по скверу Волкова, памятнику 600-летию («Шарику»), новому парку в центре. Особняком стоит набережная Оки — для нее предполагается разработать мастер-план, который будет учитывать экономику всего исторического центра и существующей промзоны вдоль Салтыкова-Щедрина, а к юбилею как минимум восстановить пляж в районе Воробьевской переправы и привести в порядок окружающую территорию. Мастер-план же станет основой для привлечения инвесторов: понятной презентации у городских территорий до сих пор никогда не было, и это очень ограничивает возможности для развития. Крупный бизнес российского уровня просто не видит потенциал выкупа, допустим, старых складов под строительство чего-то нового, в результате круг потенциальных инвесторов ограничивается местными участниками, которые «сами все знают». Исследование — основа развития.

Опора на мнение жителей

Конечно, работа со знаковыми общественными местами должна быть предельно аккуратной. «Есть некоторое количество шагов, которые надо делать, для того чтобы городское пространство было осмысленным. И первое — это, конечно, общественное обсуждение», — начала свое выступление Наталия Фишман-Бекмамбетова, один из главных в России практиков развития городской среды. За 4 года работы в Татарстане под ее руководством были реализованы больше 50 проектов парков, скверов и набережных в разных городах республики. Сейчас в Казани работает одна из лучших межотраслевых команд по развитию городской среды, а местные производители успели освоить выпуск необходимой для этого продукции — и большая часть бюджетных денег остается в регионе. Так вот. Типичная модель коммуникации муниципалитета с обществом в случае какого-то недовольства — сделать вид, что ничего не было, говорит Наталия. Но мы понимаем, что если мы не начнем обсуждать все, что делаем, то мы обязательно напоремся на такие ситуации еще много и много раз. 

И первый год делали прямо буквально — выставляли планшеты в парках, собирали комментарии жителей, вносили изменения. Скоро стало понятно, что работать надо более подробно, и команда Фишман придумала методологию общественных обсуждений. Не общественных слушаний в терминах градкодекса, когда нужно утвердить уже готовое решение, а действительно многолюдной истории, когда стоит задача собрать как можно больше людей. Люди в группах обсуждают концепцию и формируют техническое задание, которое затем превращается в ТЗ для архитектора. Следующий этап — концепция, ее снова показывают людям, и пока она не утверждена ¾ голосов, команда не начинает проектирование. Вовлечение людей повышает трудозатраты в разы — зато на этапе реализации вопросов очень мало, все легитимно, все понимают, что происходит. И тогда архитектор или чиновник перестает быть единственным, кто отвечает на вопросы — потому что теперь у него есть со-творцы. 

Вторая вещь — обучение местных специалистов, потому что понятно, что проектировать по-новому особо не с кем. Люди-то есть и люди талантливые, их просто надо обучать. Обучать не только архитекторов, но и чиновников администрации, что гораздо более сложная задача. Но без этого никак — у архитектора не получится привлекать инвестиции, экономических агентов, поэтому сотрудникам муниципалитета нужно сделать проект «своим», действительно болеть за него. И для этого им тоже нужно все объяснить. Вообще, управление общественным пространством — отдельный навык, которому нужно учить людей.

Модель развития

После завершения дискуссии участники удалились в кулуары и общались там так обстоятельно, что пришлось задержать начало следующего мероприятия. Оно было не менее интересным: речь шла об экономике городского развития. Главное в ней — работающая модель, которая основана на антропологических исследованиях, и при этом не предлагает городу коренным образом изменить уклад жизни. Такую модель принято называть мастер-планом. Архитектор Илья Заливухин рассказал о своем 12-летнем опыте работы в Калуге (его мастер-план развития набережной Яченского водохранилища в 2008 году был отмечен наградой на выставке MIPIM в Каннах — к сожалению, ничего из этого плана пока не реализовано) и Обнинске, где концепция центральной городской площади успешно развивается (см. Калугахаус №1-2019). Директор по развитию инвесткомпании KEY CAPITAL Эвелина Ишметова отметила, что без мастер-плана Калуга остается «темной лошадкой» — инвесторам некогда разбираться в хитросплетениях городского генплана и охранных зон, искать хозяев заброшенных промзон и считать трафик, поэтому денежные потоки идут мимо. Здесь был бы уместен подход корпорации развития области, когда на каждую площадку, точнее, городскую территорию, составлялся бы инвестиционный паспорт, а потом чиновники возили бы такие паспорта по отраслевым выставкам. А ресторатор Николай Борисов предложил муниципалитетам более плотно работать с бизнесом, представителей которого они хотели бы привлечь в город. Зачастую на условиях, которые сформулированы в городских программах поддержки предпринимательства, работать не проще, чем вовсе без этих программ. Александр Томашенко уверил участников и слушателей дискуссии, что все их советы будут учтены в работе.

Итак, Калужская область неплохо заявила о себе на важной московской выставке. В числе гостей площадки «Калуга — территория будущего» были и известные архитекторы, и люди искусства, и политики. Почти не было калужан — только группа студентов архитектурного факультета КГУ. К сожалению, калужское профессиональное сообщество переживает не лучшие времена и несколько выпало из контекста развития, занимаясь рутинными задачами. Но, похоже, у нас есть шанс на повышение престижа профессии. И тогда будет толк.