Для пользователей


Уже работаете с нами?

войти   Регистрация Напомнить пароль

добавить объявление

Исторический центр: город в городе

Специально для Калугахауса главный архитектор тульского бюро «СтройПроектКонсалтинг», член Союза архитекторов России Денис Рыкшин написал колонку о проектировании в исторической среде — а именно в центральной части Калуги

Текст: Денис Рыкшин, «СтройПроектКонсалтинг»

Город — это сложный живой организм, в котором явное и скрытое переплетено множеством взаимосвязей, где многослойная историческая часть очень плотно связана с многомерным технологическим настоящим.

Какие ассоциации, какие образы возникают у вас при упоминании слова «город»? Полагаю, у большинства это будет силуэт, навеянный воспоминаниями о детских книгах Астрид Линдгрен, с разношерстыми домиками, остроконечными дымоходами и громоотводами.

Да, да, именно такой образ отчасти присущ и нашим, российским городам, имеющим исторический центр. Разве что узнаваемости добавляют маковки церквей. Исторический центр — это сердце города, именно здесь прослеживается преемственность поколений, здесь самые интересные туристические маршруты, здесь находятся главные городские точки притяжения. 

Проектируя в исторических центрах, нужно найти баланс для двух основных проблем:

— средовые особенности и окружающая застройка;

— адаптация исторических зданий и старых улиц современным требованиям градостроительства и бизнеса.

В нашей стране это больная тема, постоянно мы наблюдаем перекосы. Или бизнес плюет на регламенты и строит безвкусные здания, которые вредят окружению, или чиновники перестраховываются и вообще все запрещают, и мы наблюдаем заброшенные пустыри в центрах городов. 

Есть много вариантов регулирования застройки в исторических кварталах.

Во-первых, это своды правил по градостроительству, пожарной безопасности и т. д. — основные документы проектировщиков. Во-вторых, это региональные градостроительные нормативы и правила землепользования и застройки (и проекты планировок, соответственно). В-третьих, это законодательство в части охраны объектов культурного наследия и локальные проекты зон охраны (документы, устанавливающие регламенты на конкретные участки исторических зон). В-четвертых — региональные нормативные документы по благоустройству, дизайн-коды и т. д. И в-пятых, это опыт других городов, других проектов.

Я перечислил основные блоки, которые мы должны изучить, приступая к работе над задачей. Это большая и сложная работа, в которой постоянно приходится искать компромисс между противоречиями в законодательстве, недоработками в региональных документах и пожеланиями бизнеса.

Причем за скобками остается требование, касающееся многих объектов в исторических зонах — «адаптация к окружающей историко-культурной среде». Думаю, эта размытая формулировка лишила сна многих архитекторов. Речь здесь идет о визуальном восприятии или, проще говоря, «о фасадах».  

В силу субъективности художественной оценки архитектурного произведения, мы сталкиваемся с проявлением непрофессионального толкования средового проектирования и банальной безвкусицей. И когда на архитектора влияет эксперт по объектам культурного наследия — это ситуация рабочая и в целом правильная, тут уж победит более авторитетный специалист. Но когда свое мнение в части фасадного декора начинает высказывать ­чиновник, не имеющий профильного образования — это уже тревожно…

Поговорим о специфике Калуги в части формирования городской среды в исторической части. Калуга — крепкий мещанский город, значительно разросшийся за последние 100 лет, нарастивший спальные окраины, впитавший годы советской архитектуры, но сохранивший при этом исторический центр. Потрясающие узкие кривые улочки с малоэтажными особняками, церквушками и зелеными островками. Основное отличие, например, от Тулы — большое количество сохранившихся именно каменных домов. Это говорит в целом о высоком уровне благосостояния Калуги образца XVIII-XIX вв. Это как раз то наследие, с которым надо работать, наполнять новым смыслом, открывать новые грани забытого прошлого.

На сегодня историческое ядро Калуги занимает не более 2% от общей площади города. Но плотность памятников на этом участке просто зашкаливает — это потенциал города-музея! Я иду по Дзержинского или по Достоевского — не важно, везде наслаждаешься атмосферой старого города, рассматриваешь детали. Но идиллия быстро заканчивается — центр загрязнен безвкусными новостройками и информационным мусором. Это беда почти всех городов в регионах. Самовольное изменение исторического облика зданий — еще один бич метрополий. Но если мы хотим получить красивый центр, придется дорабатывать и следовать жесткому регулированию в части сохранения исторической айдентики. 

 Если говорить про проектирование, то складывается ощущение, что в Калуге не понимают, как работать с исторической средой, с чего начинать и что вообще должно получиться. В городе не разработаны в должном объеме проекты зон охраны, не проводятся конкурсы на проектирование значимых объектов, не выносятся на архитектурный совет сложные объекты, не выработаны механизмы привлечения инвестиций для реконструкции старых зданий.

В итоге, в отсутствие жесткого регламентирования и диалога с бизнесом, застройщику проще построить новое здание, чем заниматься реставрацией старого. При этом на свободных участках (которых осталось совсем мало) собственник строит здания на свой вкус, не всегда полагаясь на мнение экспертов и архитекторов. Есть и хорошие примеры, конечно, когда люди понимают деликатность задачи, привлекают хороших специалистов, прислушиваются к советам экспертов. Но таких не много…

Есть еще одна специфическая черта в городском управлении — отсутствие диалога между участниками процесса. На сегодня в городе заработал градостроительный совет в новом формате, стали появляться инициативные группы, творческие площадки — эта тенденция очень радует, надеюсь, в скором времени она оформится в осмысленный механизм.

Когда мы говорим о диалоге между участниками процесса формирования исторической части города, нужно назвать этих участников и понять их роли. 

Городские власти являются главным регулятором всех процессов. Городу интересно: осваивать пустыри, проводить ревитализацию депрессивных участков, привлекать инвесторов, заводить на улицы стрит-ритейл, создавать комфортную городскую среду, развивать туризм. В конечном счете это скажется на притоке новых активных людей, на новых поступлениях в бюджет и т.д.

Для резидентов важно сохранить те удобства, которые они имеют и по возможности получить новые. Для бизнеса нужно создать площадку для комфортной работы, найти консенсус в вопросе обязательств собственника или арендатора и обязательств города. Проектировщики в этой задаче играют роль специалиста, который зная нюансы, пытается выстроить концепцию на основе обобщенных требований разных сторон. Сетевые организации помимо своих внутренних задач должны решать совместную проблему оптимального размещения сетей с точки зрения их дальнейшей эксплуатации. Историки и эксперты заинтересованы в сохранении объектов культурного наследия, насыщении их новой функцией, популяризации истории региона.

Это основные заинтересованные лица, конечно же, их больше, да и каждый из этих блоков можно разделить на более мелкие в соответствии со своими задачами. Но даже основных игроков очень сложно собрать в одном помещении, всех выслушать и сформировать хотя бы требования к будущему проекту. Самые большие трудности в проектировании, как правило, возникают на этапе публичных слушаний, в момент, когда подключаются жители. У российского собственника участка или квартиры подсознательно заложен тезис, что все что делается рядом с ним — это во вред, все кругом хотят обмануть. Чтобы изменить такое видение, нужно упорно работать над этим. Публичные слушания, например, по проектам планировок носят все-таки формальный характер и не дают высказаться всем участникам в полной мере. Поэтому наилучшей практикой в данном случае можно назвать практику проектных семинаров. Это мероприятие, на котором могут присутствовать все заинтересованные стороны и в формате рабочих групп обсуждать проект, вносить коррективы, выдвигать предложения. В этом случае человек чувствует себя вовлеченным, понимает свой вес и свою ответственность — это дает возможность раскрыться и с удовольствием поучаствовать в полезном для всех процессе.  

Главный вопрос — кто должен быть инициатором подобных семинаров? Кто предоставляет площадку? На мой взгляд, инициатива должна исходить от города, а реализовывать надо через управление архитектуры — это как раз та организация, где пересекаются интересы почти всех участников процесса. Нельзя недооценивать роль негосударственных организаций и отдельных активистов, но все-таки у управления архитектуры больше возможностей, и они видят ситуацию в целом, по крайней мере должны видеть…

Пригласить на работу активных людей, мечтающих сделать свой город лучше, мотивировать их, создать условия для работы, отправлять на обучение — и дело пойдет.

Возвращаясь к нашей теме, нужно прояснить мое видение оптимального развития исторического центра Калуги. Ничего нового и революционного я не предложу, но попытаюсь структурировать основные моменты. 

Итак, основные задачи:

— Сохранение и развитие исторического наследия.

— Возможность для города вкладывая получать дополнительные дивиденды в исторической части.

— Создание комфортной городской среды и хорошей архитектуры.

На что же следует обращать внимание при решении данных задач?

Ревитализация — нужно оживлять заброшенные и неэффективные кластеры, наполнять их новой функцией, экспериментировать.

Работа с инвесторами и собственниками бизнеса. В случае с историческими зданиями потенциального инвестора, как правило, отталкивают возможные сложности при работе с объектами культурного наследия. Это и большие расходы на реставрацию, долгосрочные проектные работы и выматывающие согласования. Необходимо идти на встречу бизнесу, предлагать льготные условия, помогать на этапе согласований.

Активнее и смелее рассматривать исторические улицы в части функции в формате mixed-use. Многофункциональность позволяет быстро адаптироваться резко меняющейся экономической ситуации. С точки зрения исторических кварталов, это позволяет не консервировать их, а наполнять жизнью, поддерживая при этом в подобающем туристическом виде. Здесь предстоит серьезная работа с местными градостроительными нормативами.

Создание условий для организации открытых архитектурных конкурсов для значимых городских объектов. Практика конкурсов позволяет получить городу много хороших идей от хороших ­профессионалов ­почти бесплатно. При этом в архитектурной среде будет выстраиваться атмосфера здорового соперничества. Специалисты из других городов или даже стран могут взглянуть на городские проблемы совсем под другим углом и предложить свежие идеи.

Привлечение к задачам городского планирования непрофильных специалистов. Это абсолютно оправданный научный подход, незаслуженно забытый за последние годы в наших городах. Проектируя что-то для людей нужно оперировать статистикой, нам нужны антропологи, социологи, психологи и т. д.

Практика проектных семинаров. Про это я уже говорил выше, это действительно новый и очень эффективны подход к организации взаимодействия между заинтересованными лицами.

Адаптация региональных нормативов с учетом общемировых тенденций в градостроительстве. В любом случае правильные вещи рано или поздно придут в город. Лучше это сделать раньше. На сегодня особенно остро стоит вопрос с парковками. Это задача многогранная и требует отдельной статьи и, возможно, и не одной.  

В завершение хотелось бы сказать, что такой прекрасный город, как Калуга имеет огромный потенциал в части туризма, экономики и экологии, архитектуры и градостроительства. Уже несколько лет работая в Калуге, я вижу положительную динамику, я вижу хорошие инициативы, я вижу людей, которым не безразлично будущее города, вижу людей с хорошим вкусом и пониманием того, как должен работать современный город. Надеюсь, что это понимание будет распространяться и занимать умы людей, и в скором времени уже голландские урбанисты будут приезжать к нам на экскурсию.